МУНИЦИПАЛЬНЫЕ УСЛУГИ
МУНИЦИПАЛЬНЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ
МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ЗАКАЗЫ
Сфера ЖКХ
Информация по земельным участкам

Задать вопрос главе поселения


Историческая справка

 

       Село Садовое расположено в северной части Ергенинской возвы­шенности, берущей свое начало в черте города Волгограда и тяну­щейся в южном направлении на протяжении 350 километров до Маныча. Село является административным центром Сарпинского района Республики Калмыкия, которое граничит на севере и востоке с Малодербетовским районом, на западе — с Волгоградской областью, на юге — с Кетченеровским районом и Ростовской областью.
      Село Садовое лежит в одной из таких долин, по которой протека­ет речка Зельмень — одна из многих мелких степных речушек, фор­мирующихся и сбегающих с вершин Ергеней на равнину, где они теряются в низменной степи или в системе Сарпинских озер. Что ка­сается речки Зельмень, то она вливается в Сарпинские озера: Унгун-Теречи и Большую Ханату.
    Всередине июня 1847 года Комиссия по заселению дорог, в составе попечите­ля Малодербетовского улуса Черкизова, владельца улуса Д. Н. Тундутова, земле­мера Ф. Никитина, ученого лесничего Зауспинского, переводчика Г. Добронраво­ва и инженера В. Дзержановского, приступила к объезду дорог для выбора на них мест для поселения. 14 июня она избрала места под станицы Абганерову и Плодовитую на Аксайской дороге, затем пере­местилась на Царицынско-Ставропольский тракт, где 15 июня опре­делила место под станицу Тундутову и, наконец, в тот же день при­была на урочише Амтя-Зельмень (название «Амтя-Зельмень» переводится с калмыцкого языка в смысле водного источника с хо­рошей водой). Внимательно его осмотрев, члены Комиссии остались довольны результатами. На урочише они нашли пригодные для занятия земледелием и скотоводством земли, по лощинам и балкам удоб­ные сенокосные места, в изобилии глину, из которой можно было выделывать кирпич для строительства домов, в достаточном количе­стве воду. Правда, вода в одном из источников — речке Амтя-Зельмень оказалась солоновата и не совсем удобна для употребления людей, но зато вблизи находились родники с хорошей пресной водой и балка, где периодически скапливались вполне сносного качества запасы воды.
      В 1848 году станица Садовая существовала лишь на бумаге, не­смотря на поселение летом того года на урочище крестьянина Мит­кова. Именно его имел в виду чиновник особых поручений М. Шахов, когда в своем рапорте 30 августа 1848 года к Главному попечителю калмыцкого народа сообщал о допуске в станицу Садовую одной се­мьи. Долго на урочище Аршань-Зельмень она, впрочем, не задержа­лась, выселившись оттуда уже осенью.
      В итоговой ведомости Главного попечителя за 1848 год станица Садовая в качестве населенного пункта не проходит: в ней сообщает­ся лишь то, что она не имеет построек и что на поселение в нее прибыли 48 семей из Таврической губернии, которые зазимовали в близлежащих селениях.
      Волею судьбы этим переселенцам выпало стать основателями села Садового. Все они происходили из государственных крестьян Черни­говской волости Бердянского округа Таврической губернии, в основ­ном из соседних сел Черниговки и Верхнего Токмача, входящих се­годня в состав Черниговского района Запорожской области Украины. Покинуть насиженные места их заставили природные катаклизмы, обрушившиеся на Таврическую губернию во второй половине 40-х годов XIX века. Бедствия для ее жителей начались в 1845 году, когда градом было побито большинство всходов на крестьянских полях. В пос­ледующие годы все повторилось сызнова: град, проливные дожди и бури, саранча вновь уничтожили посевы, а в 1848 году в губернии разразилась засуха, усугубившаяся к тому же эпидемией холеры. Продолжавшиеся несколько лет подряд неурожаи сильно подорвали хозяйства му­жиков и заставили некоторых из них крепко призадуматься о переселении в другие края. В это время в губернии распространились слухи о готовящемся заселении дорог на кал­мыцких землях Астраханской губернии, куда часть скотоводов на протяжении ряда неуро­жайных лет гоняло свои стада на прокорм­ление. От побывавших в Астраханской губер­нии односельчан крестьяне узнали о привольных просторах калмыцких степей, позволяющих почти круглый год выпасать огромные стада скота, и о высоких земель­ных наделах, которыми планировалось обес­печить переселенцев. Под влиянием этих рас­сказов часть крестьян решила твердо добиваться от властей разрешения на пере­езд на новые земли. Таких желающих попы­тать счастья на стороне среди жителей Чер­ниговской волости набралось 48 семей. Не­легко им, конечно, далось решение поки­нуть навсегда места, где они родились и вы­росли, где оставались родственники и могилы предков, однако стремление к переменам оказалось все же сильнее, пересилив все остальное.
      Первая зимовка таврических переселенцев на чужбине протекала очень тяжело: вначале от заразной болезни пал их скот, а ранней весной на людях вспыхнула болезнь цинги, порожденная плохим пи­танием. В результате этих передряг переселенцы попали в отчаянное положение и, трудно сказать, чем бы закончились их мытарства, если бы к ним на помощь не пришли местная администрация и владелец Малодербетовского улуса Д, Тундутов. Первая выдала переселенцам ссуду деньгами и хлебом, а второй — безвозмездно передал им часть скота.
      В апреле 1849 года таврические переселенцы, подкрепившись си­лами, выступили на предписанное им место водворения. На урочище Аршань-Зельмень их, однако, ждало новое разочарование: вода здесь оказалась с горьковатым привкусом, а сам источник порядочно уда­лен от указанного места поселения. При таких условиях создавать по­селение было слишком рискованно, поэтому переселенцы в очеред­ной раз, тщательно все взвесив, посовещавшись, наотрез отказались тут селиться. Они предложили Главному попечителю калмыцкого на­рода М. И. Тагайчинову перенести станицу и даже указали понравив­шееся, им место. Это было место на урочище Амтя-Зельмень, с двумя обильными и пресноводными родниками, расположенное на тракте в 10 верстах севернее урочища Аршань-Зельмень. Главный попечитель не стал возражать, поскольку лично побывал на урочище Аршань-Зельмень и убедился в справедливости претензий переселенцев. Перенос станицы на урочище Амтя-Зельмень не встретил препят­ствий еще и потому, что оно в 1847 году намечалось Комиссией под заселение в качестве запасного варианта, на случай непредвиденных обстоятельств. Теперь такие обстоятельства возникли, и данный ва­риант был приведен в действие.
      Тагайчинов приказал землемеру Домнину и инженеру Шкультецкому немедленно отправиться на урочище Амтя-Зельмень «...и там по ближайшему усмотрению указать под заселение место так, чтобы одна половина селения расположена была между двумя вытекающими из гор (возвышенности) протоками, а другую расположить между про­током и заворотом протекающей вблизи речки». В мае 1849 года это поручение было исполнено и тогда же таврические переселенцы приступили к водворению. Ими к концу сентября было построено 6 деревянных домов и начато строительство 33 домов из глиняного кир­пича. В том же году новоселы произвели и первые посевы хлеба, однако словно злой рок преследовал их: летом разразилась засуха, которая полностью уничтожила посевы, и крестьяне, чтобы не уме­реть с голоду, так и не закончив строительство, вынуждены были уйти на заработки в соседнюю Область войска Донского.
      Материальное положение первопоселенцев начало понемногу поправляться в 1850 году; во всяком случае, побывавший в станице Садовой поздней осенью этого года ученый лесничий Заусцинский оценил общее состояние ее жителей как удовлетворительное. На тот момент поселение насчитывало 7 деревянных домов, 33 землянки, 10 кухонь и 50 семей русского населения, которое на 1851 год посеяло 100 четвертей озимого хлеба на площади 200 десятин.
      В 50-х годах заселение станицы Садовой переселенцами шло срав­нительно невысокими темпами и малыми партиями. Так, в 1850 году в ней по официальным данным поселилось 4 семьи, в 1851 году — ни одной, в 1852 году — 8, в 1853 году — 9 семей, а в целом за период с 1850 по 1859 годы в станице Садовой водворилось в общей сложности 55 семей, т. е. немногим больше, чем в одном 1849 году. Объяснение этому простое: в 1849 году станица Садовая практически выполнила план по русским переселенцам, чья числен­ность императорским указом 1846 года определялась 50-ю семьями на каждое поселение, поэтому астраханская администрация стала ис­кусственно сдерживать переселение русских в те станицы, где они достигли или вплотную приблизились к намеченному рубежу. Остав­шиеся в станице свободными 50 мест власти решили попридержать для калмыков, в надежде на их скорое там поселение.
      В станице Садовой отвод участков под застройку для калмыков был осуществлен в июле 1850 года, но когда последовало их водворе­ние — точно неизвестно. Вероятнее всего, это произошло в 1851 году, так как отчетная ведомость Главного попечителя за 1853 год уже со всей определенностью указывает на наличие в станице 3-х калмыц­ких семей. По той же ведомости на 1853 год общее количество жителей в поселении исчислялось 66 семьями, а жилых построек — 52 домами и 27 кухнями.
      Начиная примерно с 1855 года, калмыцкое население в станице Садовой перестает фиксироваться в отчетных документах, что свиде­тельствовало о его возвращении к кочевому образу жизни. Уход кал­мыков в степь наблюдался и в других станицах, в связи с чем Мини­стерство государственных имуществ распорядилось в 1855 году повысить норму представительства для русских переселенцев с 50 до 75 в каж­дой станице, а в конце 1858 года разрешило Тагайчинову полностью заселить их русскими крестьянами.
      Одновременно с заселением станиц происходило и формирова­ние их архитектурного облика. Здесь необходимо подчеркнуть, что процесс застройки поселений находился под неусыпным контролем гражданского инженера Комиссии, указывавшего где и как распола­гать постройки. По правилам МГИ, усадьбы предписывалось разме­щать строго в линию, с обязательным устройством улиц, переулков и площадей. Ширина улицы должна была равняться 20 саженям, переул­ка — 6-ти саж., площади — 60 саж.; под усадьбы отводилось 12 саженей в длину улицы и 40 саженей вглубь двора, из которого 10 саж. предназ­начались для чистого двора, 20 саж. — для черного, и 10 саж. — для складирования соломы и других легковоспламеняющихся веществ.
      При возведении своих домов переселенцы, разумеется, не всегда строго следовали правилам и случалось допускали отступления от них, однако не настолько значительные, чтобы нарушить общую плани­ровку.
      В 1859 году Главный попечитель калмыцкого народа Струков под­готовил и представил в Министерство государственных имуществ ве­домости об успехах заселения станиц на калмыцких землях. Согласно им, в станице Садовой в то время проживали 71 причисленная и 11 непричисленных семей государственных крестьян и еще о 19 семьях велась переписка.
      В настоящее время на 1 января 2013 года село Садовое и поселок Арым насчитывают 2143 дворов, численность населения составляет 6335 человек, из них дети 1113 человек.